авария в рязани сегодня утром на элеваторе

москвич который не вышел с конвейера

Автозапчасти и аксессуары » Автозапчасти. Шепетовка Вчера Винница, Ленинский Вчера Киев, Святошинский Вчера Винница, Ленинский Сегодня Винница, Замостянский Сегодня Хотите продавать быстрее?

Авария в рязани сегодня утром на элеваторе машинист конвейера обязанности ленточного

Авария в рязани сегодня утром на элеваторе

Для себя новейший сиим заглянул снова. В СПЛАВе и сиим заглянул снова подобного типа, но - 110 л. В связи с ССО есть рюкзаки подобного типа, но.

Все транспортеры ленточные виды

А ее главной целью стало осуществление проекта «Переселенцы». С самого начала нам было ясно, что реализация проекта с помощью традиционных методов — поиска архивных материалов, изучения подшивок старых газет и т. Фонды архивов советского времени заполнены справками, планами, сводками, отчетами; газеты — пропагандой. Единственный шанс восстановить подлинную картину того, что происходило на этой земле в переломный момент ее истории, — заручиться свидетельствами очевидцев.

Пока не поздно, пока живы те, кто может рассказать о событиях второй половины х годов. С этой целью была составлена специальная программа опроса переселенцев, отработана методика ведения записи воспоминаний, интервьюирования старожилов, приехавших в область в период с до года. Программа охватывала все стороны заселения об- ласти, включая такие вопросы, как вербовка, переезд, обустройство и быт переселенцев, их вживание в новую, непривычную среду обитания, человеческие взаимоотношения.

На последнее мы старались обращать особое внимание, ведь население нашей области уникально: его сформировали выходцы почти из всех уголков нашей огромной страны. Здесь встретились и взаимодействовали различные уклады жизни, обычаи, традиции, особенно при существовавших в течение первых лет контактах с жителями бывшей Восточной Пруссии.

В годах работа проводилась при поддержке областного историко-художественного музея и его директора Е. Пенкиной, благодаря чему появилась возможность организовать несколько научных экспедиций. На микроавтобусе мы исколесили всю область, заглядывали в самые отдаленные поселки, останавливаясь на ночлег в скромных районных гостиницах, школах или клубах. Приезжая в очередное встретившееся по пути село, участники экспедиции расходились по домам, разыскивая местных старожилов.

А к вечеру возвращались, переполненные впечатлениями от бесед и новой информацией о нашем недавнем прошлом. За четыре года работы удалось записать более трехсот двадцати интервью, объемом около двух с половиной тысяч машинописных страниц. Эти живые свидетельства людей и составили основу книги, написанной в жанре устной истории.

Опрос проводился в Калининграде, во всех районах и городах области — всего в пятидесяти одном населенном пункте. Интервью записывались на магнитофон или стенографировались, перепечатывались на машинке и возвращались собеседникам для внесения дополнений и устранения неточностей. Исправленный и подписанный респондентом и интервьюером, а также заверенный печатью официального учреждения текст воспоминаний становился историческим документом. Нас как исследователей волновала степень достоверности записанных рассказов.

Увы, память человеческая несовершенна, а взгляд на прошлое не всегда объективен, дается сквозь призму сегодняшнего дня. Эту проблему мы пытались решить путем поиска типичных воспоминаний, подтвержденных документами, свидетельствами других очевидцев.

Мы не можем поручиться за правдивость каждого рассказанного факта, но собранные воедино они дают впечатляющую панораму начального периода истории Калининградской области, представляют всю палитру взглядов, мнений и оценок ее первых жителей. Почти все люди, с которыми приходилось вести беседы, были откровенны и искренни.

Конечно, этому помогло время, раскрепостившее Основная часть интервью в виде машинописных текстов передана на постоянное хранение в научный архив Калининградского областного историко-художественного музея. К интервью прилагаются фотографии респондентов — сделанные во второй половине х годов и современные. Однако иногда интервью оказывалось неподписанным: человек уехал, тяжело заболел, имелись возражения со стороны родственников — в таких случаях их имена пришлось обозначить только инициалами. Свидетельства очевидцев приводятся в книге в том виде, в каком они были записаны во время интервью, с сохранением стиля живой речи, без сглаживания углов и «причесывания» шероховатостей.

Минимальным редактированием убирались повторы или уход от темы, которые характерны для свободной беседы. Во время работы нас интересовали семейные архивы: документы, газетные вырезки, фотографии. Некоторые из них публикуются в этой книге. Кроме того, нам показалось интересным дополнить живые рассказы людей официальными актами той поры.

В архивах Калининградской области, Москвы и других городов удалось отыскать документы, которые еще не публиковались, в том числе и по причинам секретности, или на которые историки мало обращали внимания. Они, как правило, касались конкретных людей, каких-то бытовых подробностей.

Ведь и в этих «мелочах жизни» по-своему запечатлелась уходящая и уже во многом ушедшая эпоха. При создании книги нам хотелось через воспоминания и документы показать, как складывалась жизнь первых переселенцев, их непростые судьбы. Что получилось из задуманного? Об этом судить читателям и прежде всего тем, для кого эта книга — возвращение в свое прошлое.

Авторский коллектив выражает благодарность директору А. Федоровой и сотрудникам Калининградского областного архива за содействие в поиске нужных материалов, учителю истории из Ладушкинской средней школы Е. Сологубову и его коллегам, выпускникам исторического факультета КГУ В.

Кривецкому, Н. Терехову, К. Сердобинцеву, В. Борисенко, А. Николашину, В. Сильницкой и всем тем, кто оказал помощь в подготовке этого издания. Рукопись книги была закончена еще в начале года, но ее публикация стала возможной только теперь благодаря заинтересованному вниманию и содействию со стороны редакции петербургского журнала «Новый Часовой» и его главного редактора А.

К сожалению, не в нашем родном городе. Глава 1. Одна судьба. В конце войны Такая мысль может показаться странной, но история нашей области началась не в году, когда в Кенигсберг вступила Красная Армия, и не в сорок шестом, когда эта земля получила другое имя и других хозяев. История нашей области началась вместе с рождением ее новых жителей, началась за тысячи километров от берегов Преголи. История любой земли — это прежде всего история народа, населяющего ее.

Составленная нами программа интервьюирования была посвящена истории заселения Калининградской области. О жизни людей до переезда сюда предполагалось записать только самые краткие сведения. Но получилось иначе. Наши собеседники стали вспоминать всю свою жизнь: гражданскую войну, двадцатые годы, период НЭПа, коллективизацию, голод, тридцать седьмой год и, конечно, Великую Отечественную.

Мы понимали: люди хотят выговориться, и не жалели времени на «посторонние сюжеты». Нередко эти рассказы о довоенной жизни становились главной темой интервью. Наверное, они могли бы послужить основой для отдельной книги. Однако на сей раз ограничимся только несколькими свидетельствами военного времени. Без них невозможно понять настроение и чувства советских людей, приехавших после года заселять и осваивать бывшую Восточную Пруссию. Для них знакомство с немецким народом началось с солдат в форме вермахта.

Вспоминает Мария Степановна Басюк, которой тогда было 16 лет: — Когда война началась, мама в отпуску была. Мы жили у бабушки в деревне. В октябре немцы пришли. Когда немцы оборону на Десне прорвали, мама пришла и говорит: «Надо эвакуироваться». Мы отъехали километров тридцать, и тут немцы. Там их разведка, что ли. На танкетках подъехали. А с нами учитель был, тоже коммунист, Сергей Андреевич. Его немцы повесили. Прямо у нас на глазах.

Это вот я первый раз увидела, как немцы шли, и первую смерть увидела. Потом мы домой вернулись. А там все разбито, ульи разорены. Бабушку немцы избили, она через несколько дней умерла. У нас на чердаке книги лежали партийные тома Ленина, Сталина. Ну, они все: «Коммунист! А в феврале сорок второго года маму расстреляли.

У меня день рождения был. А утром прямо мама глядит в окно: «Ой, немцы сюда идут! Коммунист — капут! И не разрешили хоронить. Мама целую неделю лежала на снегу. Потом уже пришли партизаны, гроб сбили и повезли хоронить. Так немцы их стали обстреливать. Так мы не успели маму закопать. Гроб в могилу опустили, а закопать не успели. Потом уже партизаны к нам пришли, сказали, что, мол, закопали они нашу маму. А летом этого же года партизаны забрали нас всех, все село в лес.

А село наше немцы сожгли. А отец ваш где был? А отца забрали на фронт. У нас за старшую сестра Шура была. А так нас четыре сестры было. Еще Нина была и младшая Оля. Ей всего два годика было. Она маму и не помнит. А потом каратели нас окружили и снова в село погнали.

А весной сорок третьего года погнали нас в лагерь, в Починский район. Сколько народу в дороге поумирало! Нас ведь и не кормили почти. Люди пухнуть стали. Дочка у Шуры, Валя, у нее вот ручки вот такие были, давнёшь пальцем, и прямо ямки остаются. А если кто в дороге падал или даже споткнется, немец подойдет и с автомата убивал. А кто там остался, дочка или мать, дальше погнали. Прибыли мы на станцию Почин, поселили в школу. Жители тут стали собирать нам продукты, по буханке хлеба, по двадцать штук яиц на семью.

Кто сколько может. А потом стали приезжать полицаи, отбирать себе людей для работы. Мы попали в деревню Поповка. Нину взяли детей нянчить, а нас с Шурой на работу. Там картошку сажать, потом жать. Правда кормили, а когда сжали, то еще и хлебом платили.

А в октябре сорок третьего пришли наши. Это происходило на Брянщине. Но когда приезжали, надо было им хлеб отдавать. Мы его закапывали. Осенью делали ящики такие и закапывали. В общем, прятали. Если увидят — отбирали. Вот так и пробежали три года. Ночью дома, днем в лесу. Только старые и малые оставались.

Вот у матери была девочка маленькая, сестра моя, ей был месяц всего, она не бегала. Дома оставалась. Дом охраняла смеется. И вот в сорок втором, что ли, их собрали всех, кто не успел убежать, собрали всех в церкви, заперли, по домам проверили, кто есть, и через дом подожгли. Вот тогда и наш дом сгорел. Потом куда-то в дальний гарнизон их пешком сгоняли. Кто босиком, кто как.

А был уже ноябрь месяц, заморозки уже. И оттуда отправили старых и малых назад, а оставили более молодых. И отправили на работу окопы рыть. В общем на разные работы оборонительные. А часть отправили в Германию Я как вспомню, это страшное дело! Это оккупация. Потому что не чувствуешь себя челове- ком. Вот придут или сегодня или завтра и расстреляют. Постоянно евреев забирали. Их соберут, окольцуют и потом самих же заставляют рыть яму, и их же расстреливают. Оккупация — это страшное дело.

Это жуть. Тогда за любую ерунду могли расстрелять. Одного расстреляли за то, что цигарку из советской газеты скрутил. Говорят, был связан с партизанами. А у него газета еще довоенная была Зинаида Иосифовна О п е н ь к о, года рождения, уроженка Витебской области. Бобруйска как партизанская семья.

Несмотря на то, что она была в положении и 22 декабря года тов. Альховик Анна Денисовна родила ребенка в трудных условиях фашистских лагерей. Альховик Анне Денисовне удалось убежать с ребенком из немецкого лагеря в расположения партизанского отряда.

После этого она была командованием партизанского отряда направлена с ребенком малым в гражданский лагерь, который размещался в Грабовских лесах, рядом с отрядами и Альховик Анна Денисовна находилась в лесу по день соединения с Красной Армией, т. Рокоссовского соединения Осиповичских партизан Г.

Рокоссовского соединения Осиповичских партизан И. Личный архив А. Трудно, страшно жилось в оккупированных районах, но были места и похуже. Нина Моисеевна Вавилова встретила войну в Ленинграде, где пережила самую тяжелую пору блокады: Во время блокады работала на строительстве укреплений: сначала рыли окопы, потом противотанковый ров вокруг Ладоги. Вывезли нас, женщин, на эти работы восемь тысяч, вернулись три тысячи Немец сильно бомбил.

Да и от болезней мерли. С тех пор у меня ревматизм, ноги ноют так, что ходить не могу. Приехала я с оборонных работ и слегла — воспаление легких. Спаслась тольПко собачиной. И соседку, учительницу, от дистрофии вылечила этим. Что за собачина? Обыкновенные собаки, правда, не дворняги, а овчарки. В Ленинграде была такая школа, где учили собак пробираться к партизанам через заминированное поле.

Собака мины-то чует, стороной ползет. Быва- ло, конечно, испугается, шарахнется в сторону и взрыв. Ой, бедненькие, приползали иной раз на последнем издыхании, живот распорот, кишки за собой волочит, а знает, что донесение за ошейником: надо дойти.

В городе к тому времени уже и грамм хлеба не выдавали на карточки, нечем было. А жить надо было как-то. Знакомый мужа был инструктором в этой школе. Он и приносил собак. И людоедство было, знаю точно. А этот знакомый мне и говорит: «Ты, Нина, ничего из этого не ешь. Пока муж твой на фронте, я тебя хорошей штукой снабжать буду, не хуже овечки». И правда, что овечки овчарки были, на два пальца сала.

Я поначалу брезговала, отвар сливала, только мясо ела. А потом привыкла, стала и отвар пить. Соседке принесу тепленького, а она мне: «Что это ты, Нина, носишь? Силы так и прибавляются». Я ей отвечала: «Пей, пей, это овечка». Она пьет да нахваливает. Потом, когда она стала вставать, я ей рассказала, что это за «овечки» были.

В блокаду и деток своих похоронила, муж на фронте погиб. Вот го- ря-то было. Думала не выживу. Потом блокаду прорвали. Я уехала в Пензу, к дальней родне. Трудно очень было, душа болела. В германском плену Население оккупированных районов зачастую подвергалось насильственной депортации. Людей угоняли на принудительные работы в Германию, Польшу, Прибалтику. Рассказывает Лариса Петровна А м е - л и н а, жительница поселка Цветное Зеленоградского района: родилась в году в селе Ломовое Орловской области.

Мать была колхозницей. Отец работал экспедитором на спиртзаводе, председателем сельсовета, одно время даже замещал председателя райисполкома. Как война началась, отец снял бронь. Пошел в военкомат и призвался на фронт. В октябре или в конце сентября, когда наши отступали, он забежал на пятнадцать минут домой.

Сказал, чтобы мы обязательно эвакуировались. Тогда был приказ такой, чтобы семьи коммунистов эвакуировались. Под Москвой отца ранили в затылочную часть головы, и он умер в апреле года в психиатрической больнице в Удмуртии. Говорят, он писал «бредовые» письма на имя наркома Ворошилова.

Мы за него и пособия никакого не получали, так как он умер не в госпитале. Потом пришел председатель колхоза, дал нам пару лошадей, сказал, чтоб мы уезжали. Мать спрашивает: «А вы как же? Ну, и мать решила: «Что же мы поедем? Что с людьми будет, то и с нами». В конце октября пришли немцы. Снег уже был. Первые были такие Не разговаривали. По домам расселились, начали гусей бить. Денщики у них были поляки. Один к нам пришел, спрашивает: «Матка гуси есть? Пригнали десять штук, свои — чужие, уже не разбирались.

Он и говорит: «Забивай гусей, корми детей. А то немцы всех гусей перебьют потом свиней и коров. А потом будут панов и паненок забирать». Он-то уже знал. Мы только понять не могли, зачем «паненок» забирать? Мужчин окопы рыть, а женщин для чего? В марте сорок третьего нас погрузили в повозки и погнали на станцию. Там погрузили в вагоны и повезли, не знаю куда.

Открыли первый раз под Брянском партизаны. Сказали, что далеко нас не увезут. А они нас освободить не могут, так как не прокормят. Первый раз кормили в Брянске. Дали щи из тухлой капусты. Потом повезли до Лиды и повернули назад — партизаны взорвали мост.

В Каунасе нас встречали. Официантки такие в белых кокошниках, кормили хорошим обедом. Еще генерал какой-то выступал. А потом привезли в Алитус, в концлагерь. Жили сначала в конюшне. Через две недели ходили в баню. Белье жарили. Потом поселили в бараки. Цементные полы, нары в три яруса. Жили там три месяца. Работать не заставляли, но кормили плохо: утром кофе с сахарином и булка хлеба на девять человек, в обед пол-литра баланды, иногда в ней плавали гороховые шкурки или очистки от копченой колбасы.

А хлеб только утром давали. Долго оформляли документы, но так и не оформили. В июне сорок третьего приехали латыши. Нас забрали в Латвию. А моя крестная заболела тифом и осталась. Их потом вторым эшелоном отправили в Германию, как раз в Восточную Пруссию. Семья Ларисы Петровны Амелиной находилась на принудительных работах в Латвии до года. По-разному складывалась жизнь советских людей на чужбине.

Одни работали в услужении у богатых хозяев, другие батрачили на селе, третьи — на военных заводах, а кого-то ждали тюрьмы и лагеря. Уроженка города Ярославля Людмила Михайловна Голикова тоже оказалась в плену. Летом года она была вывезена в Германию: — Нас привезли в Кенигсберг, на нынешний Южный вокзал.

Все немки такие нарядные ходят, в горжетках, а мы Стоим, за этого немца держимся, который нас привез. Потом сидели в общем зале под крышей на перроне. Сидим нас человек двадцать , плачем. Страшно: все чужое. Фрау эти ходят — такие напыщенные.

Последнее, что оставалось от России — это вот этот немецкий солдат, который нас привез и который скоро от нас уйдет. Какая-то старушка, помню, подошла к нашему солдату, о чем-то просила. Наверное, думала, что он нас обижает. Потом нас повели в арбайтсамт рабочий отдел , где-то в центре города он размещался. Выдали прямоугольные нашивки голубого цвета, белым было написано «ОзГ». Вскоре меня вызвали, показали хозяйке.

Ей лет было. Улыбнулась она мне. Сели мы в трамвай. И там увидела девочку, с которой вместе ехала в поезде, обрадовалась, стала говорить. Хозяйка мне: «Нельзя! Если бы кто увидел, у хозяйки были бы неприятности.

Хозяина звали Зайтц, он служил где-то в Литве. Хозяйку звали Эр- не. Трое детей: сын Иохим 16 лет он жил отдельно, был трубочистом , дочка Кэтхен 12 лет и самый младший мальчик, лет двух с половиной, Буце. Хозяйка относилась ко мне очень хорошо.

Она учила меня языку. И у меня был небольшой словарь. Мои обязанности: утром, когда хозяйка еще спит, я бегу за молоком. На мальчика полагался один литр цельного молока, на взрослых — по пол-литра пахты. Все это было по талонам. Затем варю девочке кофе, готовлю ей завтрак, и она отправляется в школу.

Потом поднимаю темные шторы для светомаскировки. Ежедневно была влажная уборка. Хозяйка сама показала, как нужно убирать, как застилать постель. В месяц она мне платила 10 марок 20 пфеннигов. Потратить же их я ни на что, кроме лимонада, не могла, так как все абсолютно было по карточкам. Готовила она сама. Ели в кухне все вместе, и я тоже. Фактически я была как член семьи.

В мои обязанности также входило одевать малыша. Поначалу он капризничал, вырывался. Потом привык и даже полюбил меня. Это я его лимонадом приворожила. Деньги ведь мне все равно тратить не на что было. Мы с ним ходили гулять на Литовский вал. До чего там былсГ красиво! Вроде бульвара что-то.

Люди прогуливались. Ходили мы с ним в зоопарк «Тиргартен». Там мало что изменилось. Сейчас даже стало красивее, наши надстроили. Фрау Эрне сочувствовала нашим. Приходит она как- то раз и говорит мне: «Люци! Я дала вашим талончики на хлеб. Только ты скажи им, чтобы получали хлеб, когда в булочной никого нет». Это она нашим военнопленным карточки дала. На заводе «Шихау» было очень много подпольщиков из числа вывезенных на работы.

Правда, это все я узнала уже в гестапо. Им удалось отправить первую партию людей. Дело было поставлено серьезно, потому что ехали на машинах, с пропуском. На границе задержали с проверкой, они вынуждены были принять бой. Оттуда ниточка привела в Кенигсберг. Гестапо не дремало. Один из военнослужащих, с которым я познакомилась на строительстве бомбоубежища его звали Леша , просил меня достать компас. Я взяла с окна, хозяйский. А компас, как потом выяснилось, оказался детский.

Потом этот компас привел гестапо ко мне. Леша работал у пекаря. Он меня и выдал. Но я его не виню. Его очень сильно избили. Хозяйка меня часто предупреждала: «Люци, я тебя прошу, не ввязывайся никуда. Это очень опасно». Я ей обещала.

Когда меня уводили, малыш сказал: «Я пойду с Люди». Он же ничего не понимал. Хозяйка дала мне свое теплое белье. Это был февраль года. Людмилу Михайловну продержали в тюрьме полтора месяца, а затем отправили в концлагерь Равенсбрюкк, оттуда — в концлагерь Цво- дау в Чехословакии.

Она продолжает свой рассказ: — Там было очень много разных национальностей. Много француженок было, даже были еврейки, но их перед самым приходом наших расстреляли. Как они плакали, как они хотели жить! В последние дни кормили ужасно: в день давали по 70 граммов хлеба, и все.

Соли в пище не было совсем. А ведь я в этом концлагере находилась больше года. Нас освободили 7 мая года англо-американские войска. Одна француженка встретила своего мужа. Чешек отпустили, немок тоже. Остались только француженки, польки и мы. Вообще, это был сумасшедший день. Помню, женщины поймали надзирательниц и остригли их наголо. Мы хохотали над ними как сумасшедшие. По-моему, это одно из самых сильных средств унижения, тем более женщины.

Позднее пришли русские. Мы их не узнали вначале: погоны, петлицы. Наши повесили лозунги: «Родина-мать ждет вас! Паспорт на год выдали с ограничениями нельзя было выезжать из города , НКВД следил за мной, проверял с пристрастием. Даже знакомые мне говорили, чтобы я не откровенничала, потому что их расспрашивают, о чем они со мной говорят. Меня вся эта возня обижала до глубины души. Я всю войну мечтала вернуться на родину.

В лагере я познакомилась с одной француженкой, так она все меня звала после войны поехать с ней во Францию. Я же мечтала только о доме. А теперь выходит, что после стольких мучений, выпавших на мою долю, меня подозревают как завербованную иностранной разведкой! Это был, конечно, бред, но мне это было больно. Поэтому, когда я получила паспорт уже без ограничений, я тут же уехала в Ригу к сестре. Одна судьбаЕсть люди, по биографиям которых, как по книге, можно изучать историю страны и удивляться, как это одна жизнь может вместить в себя столько событий.

Такова судьба Ивана Дмитриевича Степанова, одного из многих, кто приехал в бывшую Восточную Пруссию в конце сороковых. Отец, Степанов Дмитрий Епифанович, был крестьянином. Мать, Степанова Ефросия Матвеевна, была крестьянкой. В нашей семье было 7 детей. Я был третьим по счету ребенком. В году наступил страшный голод. Мы, дети, пухли с голода. Свирепствовали разные болезни, особенно дизентерия. Ослабевшие от голода организмы людей не могли сопротивляться болезням. Много людей поумирало.

Не обошло горе и нашу семью. Сестра Наташа и брат Миша умерли от голода, и нас у родителей из семи детей осталось пятеро. Но на этом наши беды не кончились. Все крестьяне должны были выполнять план государственных поставок различных сельскохозяйственных продуктов, в частности и куриных яиц. Моя старшая сестра набрала на сдачу ведро яиц.

Об этом узнал председатель сельского совета Степанов Андрей Петрович, и он решил забрать эти яйца вместе с продавцом магазина и еще кем-то. И вот они трое забрали эти яйца для своих личных дел. Шел й год. Сестра рассказала о случившемся отцу. Отец пошел к ним, стал стыдить, говорил: «Вы же коммунисты, зачем ребенка обижаете? Когда отца арестовывали, мать от отчаянья плакала и причитала. Потом, когда она побывала в Курске и ей в тюрьме сказали, что отца там уже нет, с ней случился обморок возле самой тюрьмы.

Не знаем, что она там говорила и кричала в обморочном состоянии, но ее оттуда, от тюрьмы, увезли в психиатрическую больницу. Пробыла она там три года. Мы, пятеро детей, остались без средств к существованию.

Мы бродяжничали, как нищие побирались по деревням, так как есть было нечего. Наши дворовые постройки, пока мы бродяжничали и нищенствовали, чтобы не умереть с голоду, растащили на дрова соседи. Дров на зиму запасти не успели, и поэтому топить хату было нечем.

Случалось, мы спали прямо в русской печи: протопишь ее чуть-чуть соломой и спишь там Две старшие сестры уехали с подругами в город Подольск, что под Москвой, и устроились там в училище фабрично-заводского обучения — ФЗО. И мы остались втроем — братишка, младшая сестра и я. К слову, этот мой братишка родился в году.

Мать была почти не движимая от голода, не могла часто подходить к ребенку. В люльке завелись черви, кожица на тельце брата от червей, заведшихся в люльке, даже сморщилась. Мы маленького братика кормили соской, сделанной из мякины Есть было нечего. Чтобы прокормиться, пойдешь, бывало, на маслобойню, попросишь семечек — и съешь их, а это очень вредно. Так мы жили с до года. В сороковом году маму выпустили из психиатрической больницы.

Она приехала к нам, звала нас: «Детки, детки! К матери мы сначала не подходили, потому что нам сказали, что она сумасшедшая. Мы просто одичали без нее. А она ласкалась к нам, ее детям Как-то раз мы варили холодец, и мать подавилась ко- стью от него, после этого она не могла ничего глотать.

Раздуло шею. Там маму пр0, оперировали. Пролежала она в больнице девять месяцев. Пока ее не было, мы, голодные и холодные, чтобы не умереть с голоду, снова стали бродяжничать. Когда началась война, мать, недолеченную, привезли из больницы домой. Простую пищу, какой мы питались каждый день, маме есть было нельзя. Еда ей нужна была мягкая, диетическая. Горло у нее было оперированное; бывало, корку какую-нибудь проглотит — и у нее в горле кровь идет.

В ноябре года, когда уже выпал снег, к нам в деревню пришли немцы. Пришли они днем, а ночью, когда они отдыхали, их кто-то обстрелял. Может быть, партизаны. Днем, на следующий день, немцы с факелами в руках стали жечь село. Они просто шли по улице и поджигали дома. Люди бросились бежать из домов и села кто куда, а немцы по ним, бегущим, из пулемета Мать босая выскочила из дома на снег. Мы, трое детей, за ней. Мать сказала нам, чтобы мы бежали по направлению к дому лесника, а сама побежала в противоположную сторону.

После этого следы мамы потерялись У лесника мы пробыли всю зиму. Мы думали, что немцы убили мать. Там, у лесника, нас было около ста семей. Есть было нечего, было очень голодно. Спали где попало: на улице, на чердаке — где могли спать, там и спали. По ночам мы пробирались на поля и отрубали мясо от трупов лошадей и коров, которых перестреляли немцы. Дело было в том, что при эвакуации с Украины через Курскую область гнали много скота.

Это был скот, принадлежавший как беженцам, так и колхозам. Когда немцы настигали беженцев, те бросали скот, который немцы, занявшие деревню, перестреляли, чтобы он не ходил где попало, немцы боялись, что под прикрытием бесхозных бродячих коров на них могут напасть партизаны или наши войска. Через нашу местность проходила линия обороны советских войск.

На ней осталось много трупов наших солдат и командиров, а также гражданских лиц. Утром, на рассвете, мы увидели, что с той стороны, в которую мы отступали, на нас идут немцы. Шли они так, как сейчас показывают в кино: рукава засученные, автоматы на изготовку, что-то кричат по- немецки.

Наши долго не стреляли. Я тогда даже невооруженный был. Наши их подпустили метров на пятьдесят, а потом открыли ураганный огонь. Немцы кинулись кто куда. Они хотели окружить нас, но у них не получилось. Тогда они отошли за холм, организовались и начали идти по улице, отбивая у наших дом за домом. Я спрятался в здании школы, где уже прятались гражданские. Мы лежали на полу. Одна женщина, решившая приподняться вместе со своим грудным ребенком, была вместе с ним убита шальной пулей, которые «цвикали» над нами.

Как я по- том узнал, солдаты-таджики или какой-то другой нации, но со Средней Азии , примерно около тысячи пятисот человек, решили сдаться немцам, они собрались в вырытом нашими гражданскими противотанковом рву, побросали оружие и подняли руки вверх. Из этого рва немцы их повыгоняли винтовочными прикладами, на дороге их построили колоннами и повели.

Вокруг свистели пули, бой еще продолжался. Немцы зашли в школу и всех, кто там прятался, даже гражданских, загнали в колонну военнопленных. На мне были военные гимнастерка и фуфайка, хотя я присягу еще не принимал. Так я попал в плен. Нашу колонну пленных немцы вывели из села.

За четыре километра от села немцы выгнали из колонны всех гражданских, в том числе и меня, а наших военнопленных погнали дальше. Я пошел по направлению к дому. В одном селе встретил свою тетку, с которой были мои братишка и сестренка. У меня с собой было несколько банок мясных консервов, которые я подобрал в лесу при отступлении, эти консервы я отдал тетке, которая тут же послала меня поискать чего-нибудь съестного, хоть корку хлеба.

Я отправился в деревню по тропинке через посевы ржи, и меня заметили мадьяры, служившие у немцев в тыловых частях. Мадьяры сидели в повозках, каждая из которых была запряжена шестью огромными лошадьми. Повозки двигались пО направлению к передовой. Заметив меня, мадьяры стали мне что-то кричать на своем языке. Хоть я и не понимал их слов, все же решил подойти.

Они спросили: «Партизан? Штаны у меня были завернуты, я был босиком. Мадьяры посмотрели, что у меня длинные й грязные волосы, а слово «мама»В- почти международное. Тогда один из мадьяр взял кнут с проволокой на конце и три раза стеганул меня по босым ногам. Была страшная боль, даже кровь выступила, а мадьяры захохотали и поехали дальше. Я боялся, что они выстрелят, но этого не произошло. Я вернулся к тетке, и вскоре мы вчетвером вернулись в свое село.

Во время движения по дороге мы тащили тачку. У некоторых в тачку были запряжены коровы. Немцы со своих грузовиков и открытых грузовых автомашин, с которых «на всю вселенную» играла музыка, фотографировали нас.

После фотографирования они, глядя на нас, взрывались хохотом. Вместе с немцами в машинах были огромные овчарки. Вернулись в наше село. Вокруг были видны следы тяжелого боя. На ветках деревьев висели человеческие внутренности. Был июль. Жара страшная. Вонь ужасная. Смотришь, лежит у дороги убитый в шинели, а под ней — одни кости, мясо черви съели; за две недели одни кости оставались от человека или лошади Нас забрала к себе жить тетка, сестра нашей матери.

У ее мужа остался сруб, и он с моей помощью его отремонтировал. Вместо крыши, без стропил, положили солому. Так и жили. В зиму с на год немцев разгромили под Сталинградом, и они стали отступать, особенно румыны и мадьяры. Не стали воевать за немцев эти ихние союзнички. В эту зиму в нашей деревне оказался Василий, по прозвищу Галей. Он еще до войны был командиром Красной Армии.

Откуда он взялся в нашей местности в то время, мы не знали, может, из плена сбежал. Василий нас, ребят, собрал и спросил: «Оружие есть? И Василий предложил нам, пацанам, под его предводительством нападать на небольшие группы отступавших немцев и мадьяр. Как-то в нашей деревне, в одном из домов, остановился немецкий взвод, человек тридцать. На санках, которые они тащили вручную, лежали продукты. Мы послали к немцам одну женщину посмотреть, как они расположились.

Ночью мы их не тронули, а утром, когда они тронулись в дорогу, мы их обстреляли. Двое немцев упало, а остальные бросили саночки и убежали. Трупы этих двух убитых немцев мы отволокли в ров. Это был первый случай. В другой раз мимо нашего села ехала огромная немецкая машина, у которой спереди были резиновые колеса, а сзади — гусеницы, мы ее звали «Фома».

Эта машина остановилась в деревне, а потом, когда она тронулась, мы ее обстреляли из конюшни и из дома. Немцы бросились из машины, оставив в ней двух раненых офицеров. Галей сказал, что это фашисты, и добил их. И в эту минуту рабочий хор запел: "Вы жертвою пали". Павшие борцы любили эту мужественную песню гнева и борьбы. Не раз на демонстрациях и митингах вдохновенно звучали их голоса: "Настанет пора и проснется народ, великий, могучий, свободный Обращаясь к погибшим, он впервые пел ее по-новому: Настала пора и проснулся парод, Великий, могучий, свободный!

Прощайте же, братья, вы честно прошли Свой доблестный путь, благородный! Они погибли за революцию Потерпев жестокое поражение в Петрограде, буржуазия намеревалась дать генеральный бой революции в Москве. Сюда устремились бежавшие из Петрограда бывшие министры Временного правительства, контрреволюционные генералы и офицеры. Они рассчитывали создать здесь новое правительство и повести решительную борьбу за восстановление власти свергнутых эксплуататоров. В ночь на 28 октября г.

На рассвете обманным путем они захватили Кремль. Утром были заняты телеграф, почтамт, телефонная станция. Связь находившегося в центре города в Московском Совете красного штаба с рабочими районами оказалась прерванной. Тесня слабые красногвардейские отряды, юнкера двигались к Брянскому и Александровскому вокзалам ныне Киевский и Белорусский вокзалы , чтобы обеспечить прием подкреплений с фронта Повзводно, поротно, в сопровождении броневиков юнкера растекались по улицам и переулкам, прилегающим к Московскому Совету.

Там, на Скобелевской площади ныне Советская площадь , билось сердце восстания, там находились Военно-революционный комитет, Московский комитет партии большевиков, Центральный штаб Красной гвардии. К вечеру 28 октября площадь перед Моссоветом уже обстреливалась со всех сторон На стенах московских домов расклеивали приказ командующего контрреволюционными войсками полковника Рябцева: "Кремль занят. Главное сопротивление сломлено Ленин, внимательно следивший за событиями во второй столице и в полной мере учитывавший огромные размеры надвинувшейся опасности, потребовал "немедленно ликвидировать выступление юнкеров в Москве.

Иначе всероссийская контрреволюция превратит ее в свой центр и возьмет нас за горло". Он распорядился "тотчас послать в Москву сильный отряд из лучших наших людей и телеграфировать в Тверь, в Тулу, в Ярославль, в Иваново-Вознесенск, в Нижний Новгород о срочной отправке в Москву Красной гвардии". Такие отряды были немедленно сформированы и посланы. В Москве Военно-революционный комитет и городской Совет профсоюзов призвали рабочих и солдат всех как один встать на защиту революции.

Утром 28 октября над пролетарскими окраинами Москвы поплыли тревожные звуки гудков. Завод за заводом, фабрика за фабрикой прекращали работу. Пролетарские отряды, плохо вооруженные, но сильные революционным духом, двинулись к центру города. Юнкера, уже окружившие было Московский Совет, сами оказались в железном кольце. Красногвардейцы выбили их с вокзалов, с почтамта, телеграфа, с телефонной станции Бойцы рабочих отрядов геройски дрались, нередко не имея пищи, испытывая острый недостаток оружия и патронов С каждым часом нарастал поток красногвардейцев и революционных солдат, прибывавших на помощь восставшей Москве из Петрограда, Серпухова, Клина, Тулы, Щелкова, Владимира, Коврова и других городов.

Зажатые в каменных лабиринтах жилых кварталов, юнкера отчаянно отбивались. Ни днем, ни ночью не затихали сражения на улицах и площадях. На седьмой день боев после трехчасового артиллерийского обстрела красногвардейцы и солдаты ворвались в окутанный дымом и изрешеченный пулями "Метрополь".

В 13 часов 25 минут 2 ноября революционные войска заняли находившиеся неподалеку здания Городской думы, Исторического музея и через Иверские ворота вышли на Красную площадь. Наступавшие к центру города рабочие Замоскворечья и Хамовников выбили контрреволюционные отряды с Пречистенки и Остоженки.

Юнкера отступали, стягивая силы к Кремлю и к Александровскому военному училищу на Знаменке ныне улица Фрунзе. Но положение контрреволюции стало безнадежным. Члены Комитета общественной безопасности бежали из Городской думы и укрылись за высокими стенами Кремля. Председатель комитета Руднев, лишь несколько дней назад, 28 октября, торжественно заявивший, что "можно считать мятеж в Москве подавленным", вынужден был запросить у Военно-революционного комитета условия капитуляции.

Переговоры проходили в помещении Губернской управы. В 17 часов 2 ноября Руднев подписал капитуляцию. Первый пункт гласил: "Комитет общественной безопасности прекращает свое существование"; второй - "Белая гвардия возвращает оружие и расформировывается Победа была завоевана в тяжелой борьбе благодаря героизму и стойкости революционных масс - рабочих и солдат, беззаветно шедших за партией большевиков.

Состоявшееся в тот же день совместное заседание представителей Московского и районных ВРК впервые назвало Красную площадь местом вечного упокоения павших борцов. Ильюшину создать "комиссию по организации похоронной процессии с привлечением в нее т.

Малиновского и представителей районов". На следующий день Ф. Ильюшин докладывал ревкому, что в комиссию кроме архитектора П. Малиновского включены член исполкома Моссовета А. Вимба, солдат П. Пальгунов, Дикарев, представительница Красного Креста А.

Прохорова, Л. Каменская секретарь и др. Чтобы уточнить число жертв, трижды - 5, 7 и 8 ноября - в газете "Социал-демократ", органе Московского комитета РСДРП б , публиковалось обращение ко всем учреждениям и частным лицам, "где есть убитые и раненые, сообщить в редакцию но возможности все сведения, выясняющие их личность и партийную принадлежность".

Дата похорон обсуждалась еще несколько раз. Немедленно в другие города России были посланы телеграммы, извещавшие, что 10 ноября Москва хоронит борцов революции на Красной площади. Здесь, где находятся могилы царей, будет покоиться наш царь - народ Площадь наполнилась гулом голосов и стуком ломов и лопат. Рядом с Кремлевской стеной быстро росли горы булыжника и земли.

Рабочие и солдаты рыли две братские могилы между стеной и лежавшими параллельно ей трамвайными рельсами. Одна могила начиналась почти у самых Никольских ворот и тянулась до Сенатской башни, затем шел промежуток примерно в ширину основания башни, далее копали вторую - длиною почти до Спасских ворот. В тот же день, 8 ноября, "Известия Московского Военно-Революционного Комитета" сообщили, что в день похорон "должны быть закрыты все фабрики, заводы, а также торговые предприятия, помимо пищевых".

Позднее было объявлено о закрытии всех театров, кинематографов и увеселительных заведений. Свой путь большинство колонн начинало от районных Советов. Учитывая возможность белогвардейских провокаций, Московский Военно-революционный комитет постановил вооружить винтовками всех солдат - участников похорон. В специальном воззвании к жителям Москвы ВРК предупреждал, что "контрреволюционерами ведется усиленная агитация за устройство погромов в день похорон жертв революции", и заявлял о решимости прибегнуть "к самым крайним мерам против зачинщиков погромов и их попустителей".

Двести сорок Медленно, один за другим опускали гробы в братские могилы Было и несколько анархистских 1 Первой, в 10 часов утра на Красную площадь должна была вступить колонна близлежащего Городского района, затем с интерналами в полчаса следовали колонны Сущевско-Марьинского, Рогожско-Симоновского, Басманного, Сокольнического, Лефортовского, Замоскворецкого, Пресненского, Хамовнического и Дорогомиловского районов.

Последней, в 14 часов 30 минут, должна была пройти колонна Бутырского района. Оркестр играл революционный похоронный марш, и вся огромная толпа, стоявшая с непокрытыми головами, вторила ему А за гробами шли Казалось, вспоминал участник похорон А. Аросев, стены Кремля, в котором испокон веков хоронили царей, поднялись, стали выше, они как бы гордились, что им доверили беречь прах революционных бойцов.

В эти скорбные часы народного прощания с павшими борцами сотни тысяч людей мысленно были с ними, на Красной площади. Посылаем вам последний привет - последний прощальный взор. Земля покроет вас Но то великое дело, за которое вы пали жертвой, на страницах истории воздвигнет вам памятник несокрушимый и бессмертный". Весь день, до сумерек, лился к Кремлевской стене поток красных знамен, на которых были написаны слова надежды и братства.

Как писал Джон Рид, "знамена развевались на фоне пятидесятитысячной толпы, а смотрели на них все трудящиеся мира и их потомки отныне и навеки Красная площадь видела, как казнили "бунтовщиков", восстававших против гнета господствующих классов.

Но впервые на ней торжественно хоронили восставших против строя буржуазии и помещиков и победивших. В Братские могилы было опущено гробов. В 17 часов прошли последние колонны Застучали смерзшиеся комья земли по крышкам уложенных в два ряда гробов. К ночи засыпать братские могилы не удалось, и добровольцы работали до утра. Ее не похоронили го: ждали родителей из Тифлиса. Как клятва гремел "Интернационал".

Гроб с телом молодой революционерки опустили в разрытую братскую могилу на другой гроб, на крышке которого лежала измятая рабочая кепка Вскоре повалил густой снег. Казалось, "с высоты кто-то осыпает белые цветы". Они покрыли пышным ковром братские могилы и посеребрили более венков. Он включает в себя величественный и строгий Мавзолей Ленина, являющийся его композиционным центром. Архитектурный облик некрополя дополняют изящные Спасская и Никольская башни Кремля, возносящие вверх красные звезды Октября, шатер Сенатской башни и купол здания Верховного Совета СССР с красным флагом на вершине, растущие у Кремлевской стены вечнозеленые ели.

Все это вместе создает неповторимый мемориальный ансамбль. Архитектурное оформление этой всенародной святыни имеет свою историю. Конкурс Моссовета С первых же дней после победы Октябрьского вооруженного восстания в Москве от рабочих, солдат второй столицы стали поступать предложения о сооружении достойного памятника погибшим в революционных боях.

Уже на следующий день после похорон, 11 ноября г. Малиновского о проведении конкурса на сооружение "памятника на могилах жертв революции", поручил ему выработать условия конкурса и представить их Московскому Совету. Накануне массовой демонстрации рабочих 9 января г. Это был первый конкурс на создание архитектурных памятников после установления Советской власти. Президиум Московского Совета 28 июня г. Предусматривалось установить в центре некрополя - на стене Сенатской башни - мемориальную доску, справа и слева от нее соорудить две высокие строгие колонны и по их сторонам высадить декоративный кустарник.

К доске должна была вести торжественная лестница, заканчивающаяся широкой площадкой. По обе стороны от нее, под сенью трех рядов лип, тянулись братские могилы. Таким предполагался общий вид Революционного некрополя. Секция изобразительных искусств отдела народного просвещения Моссовета предложила московским художникам представить проекты мемориальной доски.

На призыв откликнулись скульпторы А. Бабичев, А. Гюрджан, С. Мезенцев, С. Коненков, архитектор В. Дубенецкий, художник И. Сравнительно небольшая мемориальная доска должна была не нарушать ансамбль Красной площади и в то же время не затеряться среди каменных громад Кремлевской стены и башен, храма Василия Блаженного и Исторического музея. Гармонируя с окружающей архитектурой, памятник павшим героям должен был внести элемент революционной идейности в старый ансамбль, стать своеобразным притягательным центром советской Красной площади.

Новые задачи, выдвинутые эпохой перед художниками, требовали поисков новых путей в искусстве. Трудности усугублялись сжатыми сроками конкурса. Художники с большим энтузиазмом взялись за работу. На улицах звучали революционные песни, и мне так хотелось, чтобы на древней Кремлевской стене зазвучал гимн в честь грядущей победы и вечного мира. Я должен был все это выразить не словами и звуками, а в барельефе".

Репортер "Вечерних известий Московского Совета", посетивший в те дни студию скульптора А. Гюрджана, писал, что художник сделал эскиз доски Тем временем у Кремлевской стены шли спешные работы по приведению в порядок братских и индивидуальных могил. Московский Совет ассигновал для этой цели 34,5 тыс. Земляные холмы над могилами были выровнены, обложены дерном, украшены цветами. Рабочие спланировали две липовые аллеи, установили чугунные столбы с электрическими фонарями.

Строители соорудили восьмисту-пенчатую каменную лестницу, ведущую к Сенатской башне, где должна быть установлена мемориальная доска. На аллее вдоль Кремлевской стены поставили свежевыкрашенные скамейки. Работами руководили инженеры Д. Палеолог и Л. Газеты призвали рабочих посетить помещение секции изобразительных искусств при Московском Совете и "высказать свое отношение к выставленным там эскизам". Вокруг проектов будущего памятника развернулась оживленная дискуссия.

Два проекта: Коненкова барельеф: крылатый Гений - символ Победы - с Красным знаменем в одной руке и пальмовой ветвью в другой и Дубенецкого "Первый камень фундамента будущего" - получили по одинаковому числу голосов. Остальные были отклонены. Эксперты заявили, что барельеф Коненкова имеет преимущество, поскольку он цветной. Он "побеждает тот постоянный серый полумрак, который царит в этом месте" Кремлевской стены.

Жюри подчеркнуло, что "по своему внешнему виду доска будет вполне гармонировать со всей площадью, где находится многоцветный собор Василия Блаженного, золото куполов и крашеная черепица башен". Касаясь художественной формы, жюри отметило гармоничность построения: "Все части уравновешены, линии просты и легко воспринимаемы глазом, отношение глубины рельефа к широким плоскостям его правильное, не развлекающее глаз и обеспечивающее ясность восприятия темы: "Павшим в борьбе за мир и братство народов" Темою взяты не временные моменты борьбы, а конечные идеалы, изображая победу мира над войной, причем мощь фигуры указывает на силу того, кто несет этот мир".

С утра на Красную площадь устремились потоки людей со знаменами и плакатами. Колонна за колонной выстраивались перед украшенной Сенатской башней. На ней тихо колыхался на ветру красный атлас, до времени закрывавший мемориальную доску. Революционные марши многочисленных оркестров сливались с пением "Марсельезы", "Интернационала", траурного марша.

На высокую трибуну у Кремлевской стены поднялся председатель Московского Совета П. Московский Совет поручает открыть эту доску вам, Владимир Ильич Ленин Полились величественные звуки пролетарского марша. Склопились до земли знамена. Обнажилось море голов Ленин приблизился к доске. Скульптор Коненков передал Владимиру Ильичу ножницы.

Вождь революции, приподнятый на руки окружающими, перерезал шнур, соединявший полотнища занавеса. Покрывало спало, и перед тысячами присутствующих предстала аллегорическая белокрылая фигура Гения, олицетворявшая Победу. В правой руке она крепко сжимала древко темно-красного знамени с изображением герба РСФСР, а в вытянутой в сторону левой - зеленую пальмовую ветвь мира. У ног Победы - воткнутые в землю сабли и ружья, перевитые траурной лентой.

На склоненных в прощальном боевом привете знаменах - слова: "Павшим в борьбе за мир и братство народов". В золотые лучи солнца, восходящего за крылом Победы, была вкомпонована надпись, полукругом огибавшая солнечный диск, - "Октябрьская революция". Под гром аплодисментов и приветственные крики Ленин поднялся на трибуну. В глубокой тишине он произнес речь: "Товарищи!

Мы открываем памятник передовым борцам Октябрьской революции года На долю павших в Октябрьские дни прошлого года товарищей досталось великое счастье победы. Величайшая почесть, о которой мечтали революционные вожди человечества, оказалась их достоянием: эта почесть состояла в том, что по телам доблестно павших в бою товарищей прошли тысячи и миллионы новых борцов, столь же бесстрашных, обеспечивших этим героизмом массы победу" х.

Указав, что "в целом ряде стран поднимается рабочая социалистическая революция" и что против Советской России "готовится поход объединенных империалистов всех стран", вождь пролетариата предупреждал о грядущих битвах и новых жертвах. Ленин призвал почтить память октябрьских борцов клятвой "идти по их следам, подражать их бесстрашию, их героизму".

Владимир Ильич закончил речь пламенными словами: "Пусть их лозунг станет лозунгом нашим, лозунгом восставших рабочих всех стран. Этот лозунг - "победа или смерть"" 2. И казалось, это герои, спящие в братских могилах, отдают боевой приказ живым.

Победа или смерть! И вслед за этой клятвой, гремевшей как могучий прибой, над Красной площадью полились торжественно-скорбные мелодии революционной кантаты, специально написанной к этому дню, которую исполнял сводный рабочий хор. Под эту мелодию, органически влившуюся в общую симфонию праздника, двигались тысячи рабочих и красноармейцев, склонив знамена и обнажив головы.

Вместе с москвичами шли представители Орловской, Тамбовской и Тульской губерний. Из проходивших колонн выходили люди и возлагали венки к подножию мемориальной доски. В последующем Ленин и его соратники не раз приветствовали демонстрации и парады, стоя на ступеньках лестницы, ведшей к надмогильному Стражу, как образно назвал Коненков крылатую фигуру на барельефе. Песенное знамя В марте г. Он был поднят по указанию В. Тогда же Владимир Ильич указал помощнику народного комиссара государственных имуществ Н.

Виноградову на необходимость починить часы на Спасской башне, поврежденные в дни октябрьских боев. Наверное, можно будет сделать так, чтобы они исполняли "Интернационал" и "Похоронный марш", ведь Спасская башня находится около братских могил жертв революции. Первым, в 6 часов утра, звучал "Интернационал", через три часа, в 9 часов, раздавалась величественная мелодия похоронного марша. Она повторялась в 15 часов. Так священная память героев была увековечена музыкой Революции.

Через несколько лет часовой механизм подвергся реконструкции. Звучание курантов было ограничено только боем через каждые 15 минут. Стоя в Революционном некрополе, воспринимаешь бой курантов как гимн бессмертной славы, возвещающий спящим вечным сном героям, их здравствующим потомкам, всему миру о движении страны Октября к новым высотам, к новому расцвету.

Мавзолей Ленина Морозной январской ночью г. Казалось, он не замечал ни лютой стужи, ни траурных флагов на зданиях, ни необычных в столь поздний час пешеходов. Он пристально смотрел на темные силуэты мощной Кремлевской стены и высоких башен, на каменные громады собора Василия Блаженного и Исторического музея. Могло показаться, что человек видит их впервые. Но академик - зодчий А. Щусев - отлично знал почти восьми-вековую историю знаменитой площади и помнил ее малейшие архитектурные детали.

Полчаса назад он получил срочное правительственное задание - немедленно приступить к проектированию и сооружению Манзолея для гроба Ленина. Срок был сжатый: до похорон оставалось трое суток. Уже утром предстояло заложить фундамент. Умер Ленин! Смерть вождя потрясла всех советских людей, трудящихся всего мира. Страшная весть неслась по планете, прорезывая болью сердца рабочих и крестьян, батраков и кули Комиссия по постройке усыпальницы Ильича поручила Щусеву подготовить эскизы и чертежи Мавзолея Ленина.

Как нам почтить его память? Чем отметить его надгробие? Наступило сосредоточенное молчание. Позвольте и Мавзолей, который мы будем сейчас воздвигать в память Владимира Ильича, сделать производным от куба. Я представляю себе нечто подобное И архитектор сделал карандашный набросок Вскоре проект Мавзолея был утвержден. Усыпальница Ильича - всенародная святыня, бесконечно дорогая и близкая всему трудовому человечеству, - сразу стала центром Революционного некрополя.

Весной г. Вокруг него были разбиты газоны, "завязывавшие" усыпальницу с остальным некрополем. Ступенчатые формы второго Мавзолея стали хорошо известны всему миру, и в гг. Строгость и лаконизм Кремлевской стены во многом определили характер каменного Мавзолея. Величественно-сдержанный, четкий и строгий, Мавзолей отличается высоким совершенством гармонии, лаконичностью и монументальностью форм.

Мавзолей облицован лучшими сортами красного и серого гранита, черного габронорита и Лабрадора. Красный и черный - цвета советского Государственного траурного флага. Черный цвет передает безграничную скорбь народа, преобладающий красный - цвет всепобеждающих знамен революции. Сооружение усыпальницы вождя вызвало необходимость соответствующего архитектурного оформления всего Революционного некрополя. В г. Ладовский, - может быть материально выражена только в обобщающей форме памятника, не умаляющего и деятельность отдельных героев".

Он предложил, сохранив отдельные надгробья, соорудить над ними - вдоль всей Кремлевской стены с интервалом в середине, у Сенатской башни, - две длинные наклонные железобетонные плоскости - плиты. Обе наклонные плоскости должны были состоять из ряда отдельных мемориальных плит. Все это объединялось бы "общей надписью, выражающей идею сооружения". Идея коллективной жертвы во имя победы пролетариата была осуществлена в г. Правда, по иному проекту: железобетонных наклонных плит не установили; разнохарактерные монументы и надгробъя убрали; отдельные и небольшие коллективные захоронения у Спасской и Никольской башен объединили общим холмом с двумя основными братскими могилами; при этом липовые аллеи были сохранены.

Братские могилы заново оформили и обнесли оградой из блоков кованого серого гранита. Лишь за Мавзолеем Ленина остались могильные холмики, под которыми покоился прах выдающихся деятелей Коммунистической партии и Советского государства - Я. Свердлова, М. Фрунзе и Ф. Одновременно по обе стороны от Мавзолея параллельно Кремлевской стене были сооружены гостевые трибуны. Мавзолей Ленина - шедевр мирового зодчества - сыграл решающую роль в архитектурно-художественном преобразовании ансамбля Революционного некрополя.

Усыпальница Ильича стала его композиционным ядром. Имена на граните В х годах продолжалось дальнейшее формирование архитектурного облика некрополя, принявшего свой нынешний вид к весне г. Не все, что сооружалось на протяжении этих десятилетий, сохранилось или выдержало проверку временем.

Четырехметровая статуя рабочего у наковальни из белого камня, воздвигнутая у Сенатской башни к 5-й годовщине Великого Октября, - символ могучей созидательной силы творцов нового мира, ставшего лучшим памятником павшим борцам, - выпала из архитектурного ансамбля после сооружения Мавзолея Ленина и была перевезена в другое место города. Правительственная трибуна из красного кирпича, возведенная в г. Не сохранились золотые буквы на древних камнях стены над братской могилой: "Слава передовому отряду пролетарской революции.

Слава борцам за социализм". И мемориальная доска работы Коненкова, обветшавшая от времени, в г. С г. Эти мемориальные доски закрывают собой ниши, в которых установлены урны с прахом борцов, выдающихся сынов и дочерей Советской страны, деятелей международного, рабочего и коммунистического движения.

Осенью г. Вдоль братских могил и у Мавзолея вместо "ветеранов" - лип высадили "новобранцев" - голубые ели. Связывая воедино усыпальницу Ильича и остальной некрополь, эти мемориальные деревья в то же время придают величавую торжественность архитектурному ансамблю, подчеркивают его монументальность.

Не теряющие в отличие от лип свой наряд ни осенью, ни зимой, стройные ели как бы символизируют вечную жизнь. В декабре г. Они были выполнены по эскизам художника-академика Ф. Красные звезды горят над некрополем как символ вечного огня в честь павших за дело Октября и как вечный маяк для живущих на земле. В сентябре г. В соответствии с постановлением предстояло значительно улучшить архитектурный облик всего революционного некрополя, сделать его еще более выразительным и монументальным.

Разработка проекта была поручена архитектору И. Французу и скульптору С. Первый много лет работал в мастерской А. Щусева, проектировал гостевые трибуны на Красной площади, активно участвовал в создании гранитного Мавзолея и хорошо знал трудности, возникающие перед зодчим, прикасающимся к прекрасному древнерусскому ансамблю Кремля. Художникам предстояло решить сложные творческие задачи, в частности, создать прямую торжественную перспективу некрополя, благоустроив существующую аллею, соорудить полированные надгробья и установить бюсты на могилах Я.

Свердлова, Ф. Дзержинского, М. Калинина, М. Фрунзе и сделать гранитное обрамление братских могил. Как вспоминает архитектор И. Француз, прежде всего требовалось "увязать" три элемента - Кремлевскую стену, Мавзолей и братские могилы - и одновременно подчеркнуть, что места захоронения - это в какой-то мере самостоятельное сооружение. Сложность создания прямой торжественной перспективы некрополя заключалась в том, что характер ансамбля не допускал обилия художественных деталей и украшений.

Чтобы заранее представить, как будут сочетаться бюсты на постаментах с архитектурой Кремлевской стены и Мавзолея, над могилой М. Калинина был сооружен макет монумента в натуральную величину. В конце г. Оттуда доносился шум моторов и стук молотков гранитчиков. Строительно-планировочные и монтажные работы вела крупнейшая столичная организация - Управление строительства Дворца Советов, камень для мемориальных сооружений добывал трест "Союзгранит". Советское правительство обязало 18 министерств и четыре главных управления обеспечить строителей и каменотесов всеми необходимыми материалами и механизмами.

Комендатуре Московского Кремля для архитектурного оформления некрополя выделялось 1,5 млн. С украинских карьеров - Головинского, Жежелевского, Александровского, Крошнянского, Лезниковского, Янцевского, Слипчицкого - бесперебойно поступали гранитные блоки и монолиты.

Их шлифовали и полировали тут же, во временном сарае у Кремлевской стены. Более сложные работы - изготовление плит с венками - исполнялись в мастерской С. Мер-курова в Измайлове. Одновременно работники архивов и музеев по просьбе комендатуры Кремля вели поиск документов, которые помогли бы выяснить фамилии борцов революции, похороненных 30 лет назад на Красной площади.

Их имена граверы должны были высечь на гранитных откосах братских могил. Всего для благоустройства некрополя потребовалось добыть кубических метров гранита. К середине апреля г. В центре высились четыре бюста - Я. Фрунзе, Ф.

Дзержинского и М. Чтобы избежать однообразия, монументы были высечены из гранитов разных цветов - серо-голубого, черного, розово-серо-коричневого и серого с желтизной. Каждый памятник - бюст и постамент - был выполнен из цельного куска камня. Могилы ближайших сподвижников Ленина обрамляли гранитные бордюры с отлитыми из бронзы гирляндами лавровых листьев. Скульптор в монументах на века сохранил для будущих поколений черты виднейших деятелей Октябрьской революции, руководителей строительства социалистического общества.

Казалось, выстроившись за Мавзолеем, "они в бессмертье, как в походах, как прежде, - рядом с Ильичем". На откосах братских могил, облицованных светло-серым полированным гранитом, на специальных более темных плитах были выбиты имена павших борцов. На торцах братских могил розовели гранитные венки. Архитектор использовал замечательное свойство поверхности камня изменять свой цвет в зависимости от того, каким способом она обработана.

Это позволило изобразить на плитах светло-розовые кованые венки, перевитые темными шлифованными лентами на красном полированном фоне. Для этого И. Француз отобрал специальные сорта гранита без прожилок. Получилось лаконично, выразительно, долговечно. Величественная прямая аллея, стрелой прорезавшая некрополь, подчеркивала особую торжественность погребений героев-борцов, а задумчивые ели, "разбросанные", словно в лесочке, придавали всему месту живописность.

Медленно идя по аллее, руководители партии и правительства читали: слева - имена революционеров на братских могилах, а справа - на черных досках в Кремлевской стене. Члены Политбюро одобрили работу архитектора, скульптора и строителей. Вскоре к дорогим могилам после многолетнего перерыва был открыт доступ трудящихся. Позднее в центре Революционного некрополя были установлены еще три памятника-бюста на новых захоронениях: в г. Жданову скульптор С. Меркуров , в г.

Сталину скульптор Н. Томский и К. Ворошилову скульптор Н. Осенью на траву братских могил, тихо кружась, падают красные и зеленые листья. Поразительно: тут нет желтых! Опавшие зеленые словно символизируют молодые жизни, оборвавшиеся в расцвете сил и не знавшие поры увядания. А красные и золотисто-бурые кроны боярышника, кажется, пропитаны кровью спящих здесь борцов.

Как сказал поэт, они успули "от трудов, от каторг и от пуль, и никто почти - от долгих лет". Здесь - рабочие-красногвардейцы, которые, оставив станки на заводах и фабриках, вышли на бой с буржуазией, здесь - революционные солдаты и первые красные офицеры, которых похоронили в погонах, ибо знаки различия были отменены только через несколько недель после их гибели.

Здесь - матросы 1-го берегового отряда, разведчики 1-го Варшавского революционного красного полка, бойцы 1-го Московского отряда Красной гвардии. И многие другие. Эти борцы первыми вышли с оружием в руках сражаться против сил старого мира и погибли в борьбе. Они провозгласили мир и братство народов. И символы этого братства - имена представителей многих народов великой Страны Советов и многих стран мира на гранитных плитах.

Как вспоминал бывший курсант кремлевской военной школы А. Лобачев, не раз стоявший на посту у Спасских ворот, В. Ленин "часто выходил по утрам сюда к братским могилам героев Октября". А в праздничный день 1 Мая г. На "красном погосте" в братских и отдельных могилах - покоится прах более борцов. Фамилии не всех из них сохранило время. Мы знаем только о х. Нет на граните братских могил подчас их имен и отчеств, не известны годы рождения.

Но зато есть годы, когда их прах приняла земля Красной площади, - й, й, й. И эти огненные годы нашей социалистической Родины говорят - борцы "с честью пали за то, чтоб богатство, власть и познание стали бы жребием общим". Красногвардеец Замоскворецкого района; подручный кузнеца завода Михельсона. Тайком от родителей он пробрался к своим, михельсоновцам, наступавшим по Остоженке на штаб Московского военного округа. Под ураганным огнем юный герой подносил сражающимся красногвардейцам продовольствие, патроны, бинты.

Когда в часы затишья красногвардейцы уходили погреться в соседнюю чайную, оставив часть оружия в окопе, мальчик, перебегая от винтовки к винтовке, стрелял по юнкерам, создавая впечатление, что все бойцы находятся на своих местах. Случайно одна из винтовок упала за бруствер. Юный красногвардеец потянулся за ней и высунулся из окопа.

Ударил пулемет, и тело мальчика пронзили 42 пули. Через трое суток он умер от ран. Еще до Октября г. Он распространял большевистские листовки, помогал вести пропагандистскую работу среди солдат расквартированного в Замоскворечье го полка. Имя юного героя носят улица неподалеку от завода имени Владимира Ильича бывшего Михельсона и пионерский штаб Москворецкого района столицы; оно занесено в Книгу почета Московской городской пионерской организации.

XI Красногвардеец Лефортовского района; рабочий завода "Проводник". Засевшие в Алексеевской военном училище и кадетских корпусах юнкера угрожали тылам красногвардейцев, наступавших к центру города. Московский военно-революционный комитет приказал взять эту вражескую крепость во что бы то ни стало.

Вместе с другими красногвардейцами Ян Вальдовский участвовал в штурме кадетских корпусов. Тяжелые ворота были заперты, но рабочие, перебравшись через окружавший здание забор, очутились в саду. Не выдержав натиска, юнкера и кадеты укрылись за толстыми стенами корпуса и повели оттуда залповый огонь. Под прикрытием пулеметов они пытались перейти в атаку.

Но Вальдовский и его товарищи стойко удерживали занятые позиции. Бой разгорался все жарче. Красногвардейцев поддержала артиллерия. Выскочив из-за укрытия, рабочие бросились в атаку И враг не выдержал! Сначала сдался 2-й кадетский корпус, затем - 1-й, а в ночь на 31 октября капитулировали юнкера лефортовского училища. В этих ожесточенных боях 29 октября красногвардеец Ян Вальдовский был ранен.

Польский интернационалист Ян Вальдовский был закаленным революционером. Арестованный за участие в революции г. После свержения самодержавия, выйдя на свободу, большевик Вальдовский снова стал в ряды борцов за свободу. Отважный красногвардеец скончался от ран 10 ноября в военном госпитале.

XI 1. Санитарка латышского отряда Красной гвардии; актриса Латвийского рабочего театра. По насквозь простреливаемой юнкерами Никольской улице ныне улица 25 Октября , прижимаясь к стенам домов, в сторону Кремля короткими перебежками продвигались красногвардейцы.

В шинелях, кожанках, промасленных рабочих куртках, папахах и кепках. Наступающим уже была видна зубчатая стена Кремля Вдруг один боец упал. К нему бросилась Ольга Вевер в белой косынке с красным крестом. Когда она склонилась над раненым, вражеская пуля сразила ее.

Девушка-латышка приехала в Москву в годы первой мировой войны вместе с другими беженцами из оккупированной 1 Даты рождения ряда героев Октября не установлены. Работала швеей на фабрике, начала участвовать в спектаклях латвийской рабочей труппы и скоро стала одной из популярных актрис рабочего театра.

В то время ей не было еще и 20 лет. Ветераны революции вспоминают, что она часто приходила в типографию латышской большевистской газеты "Socialdemokrats", где помогала упаковывать свежие номера для отправки подписчикам. В канун октябрьских боев Вевер вступила в Красную гвардию. Молодая санитарка участвовала в штурме Алексеевского военного училища, телефонной станции в Мплютинском переулке ныне улица Мархлевского и в наступлении на Кремль. Начальник Красной гвардии Городского района; лекальщик завода "Русская машина".

Утром 25 октября г. Рабочие узнали командира - высокого белокурого юношу, любимца пролетариев Крестовской заставы - Отто Вирземнека. С трубочного завода уже выступили! Все, кто может держать оружие, - в бой, на юнкеров, за власть Советов! Сын бедного латвийского рыбака Отто Вирземнек не смог получить образование.

Его университетами стали фабрика по переработке рыбы, затем военный завод в Петрограде и, наконец, московский завод "Русская машина". Вирземнек вступил в партию большевиков. После Февральской революции был избран депутатом Совета Алексеевско-Ростокинского подрайона г. Став ответственным секретарем и казначеем Совета, он энергично боролся против соглашательской политики депутатов-меньшевиков, после июльских дней г. Накануне Октябрьского восстания Вирземнека назначили начальником Красной гвардии Алексеевско-Ростокинского подрайона.

Когда власть в районе была взята, отряд Отто двинулся на помощь соседнему Городскому району. Выполняя приказ Военно-революционного комитета, рабочие и солдаты быстро отрыли окопы, возвели баррикады. Вирземнек назначается начальником Красной гвардии Городского района. Калы-гина, - что в Милютинском переулке, на телефонной станции, имеется 25 человек, хорошо вооруженных, с пулеметами, юнкеров. Вирземнек совместно с красногвардейцами решил взять станцию.

С криком "Вперед, братцы! Вирземнека разрывной пулей Через несколько часов он скончался в Екатерининской больнице. Красногвардеец Рогожского района; молотобоец главных вагонных мастерских Московско-Курской железной дороги. Василия Войтовича назначили командиром красногвардейской десятки, хотя он работал в мастерских совсем недавно. У руководителей большевистской ячейки были на то все основания. Сын железнодорожного сторожа с Винничины, Василий с ранних лет узнал "почем фунт лиха".

Был подпаском, затем рабочим вагонного участка станции Могилев-Подольский, завода Келлера, проводником на Львовском железнодорожном узле. Его дважды увольняли за распространение большевистских листовок и агитацию среди рабочих. Призванный в г. Он установил связь с петроградскими большевиками, в дни Февральской революции участвовал в создании солдатского комитета своего полка и в аресте царя Николая II и его семьи. Отряд рабочих, в котором находился Войтович, наступал на Кремль через Варварку ныне улица Разина.

Юнкера сопротивлялись ожесточенно, дрались за каждый перекресток, за каждый дом. С крыш по наступающим били пулеметы. Но красногвардейцы упорно продвигались к Красной площади Установив бомбомет, Войтович и его товарищи начали обстрел пулеметчиков. Несколько выстрелов, и еще один вражеский пулемет смолк! В этот миг он был смертельно ранен. Именем героя-красногвардейца названа улица в Москве неподалеку от завода, носящего его имя, а также улица на станции Могилев-Подольский, где революционер начинал свой трудовой путь.

В начале сентября г. В нем везли солдат-фронтовиков, арестованных за выступления против империалистической войны и против буржуазного Временного правительства. Солдаты 82 разных частей 5-й армии Северного фронта, пробывшие более двух месяцев в заключении в Двинской военной тюрьме, они вошли в историю под коротким, ставшим легендарным именем - двинцы. Они обвинялись по царским законам военного времени, по которым полагалась каторга - от 4 лет до бессрочной - с лишением всех прав состояния.

Многие арестованные были членами ротных и полковых солдатских комитетов, среди них было около большевиков. В полученной в Москве телеграмме с фронта сообщалось, что прибывшие - дезертиры и их надлежит заключить за решетку. Но фактически это была первая воинская часть Октября, "сформированная" по иронии судьбы самим Временным правительством.

И как настоящая революционная часть, двинцы вошли в ворота Бутырской тюрьмы под красными знаменами с пением "Смело, товарищи, в ногу". На девятый день они объявили голодовку. Московские большевики развернули борьбу за немедленное освобождение солдат. В результате протестов и требований рабочих к 21 сентября двинцы были освобождены Ослабевших после голодовки, их разместили в двух госпиталях Но они не могли сидеть без дела: обучали красногвардейцев владеть оружием, выступали как большевистские агитаторы на многочисленных рабочих и солдатских митингах.

Вечером 27 октября рота двинцев Озерковского госпиталя в Замоскворечье получила приказ прибыть для охраны Московского Совета. Ее возглавил солдат Е. Пройдя Москворецкий мост, двинцев поднялись к храму Василия Блаженного. У Лобного места на них надвинулась цепь юнкеров с винтовками наизготовку.

Солдаты не знали, что Моссовет уже почти окружен и что контрреволюционные отряды, намеревавшиеся захватить штаб восстания, не пропускают к нему подкрепления. Офицер крикнул двинцам: "Кто вы такие, куда идете? Цепь разомкнулась, и юнкера пропустили колонну на Красную площадь. Это была уловка: у Исторического музея двинцев остановила новая цепь юнкеров. Полковник заявил, что они сами охраняют "весь центр, а также и Московский Совет". И дал команду: "Сдавай оружие!

Раздались команды взводных: "В цепь, пли! Падали убитые и раненые юнкера. Это был первый кровопролитный бой Московского вооруженного восстания. После него началось семидневное сражение. Кровь революционных солдат-двинцев явилась первой, пролитой за власть Советов в Москве. В ночном бою на Красной площади геройски погибли или были смертельно ранены 45 солдат.

Остальные пробились через заслоны юнкеров к Моссовету и в дальнейшем самоотверженно сражались в вооруженных схватках с силами контрреволюции. На плитах братской могилы у Кремлевской стены выгравированы имена шести двинцев, погибших в этом первом бою. IT - Х Солдат; командир роты двинцев.

Сапунов родился в деревне Буланцево Калужской губернии в семье крестьянина. Еще будучи старшеклассником училища в Тихоновой Пустыне, принял участие в революционном движении. После Февральской революции был избран членом полкового комитета го Сенненского полка. После освобождения из московской Бутырской тюрьмы в сентябре г. В последнем письме отцу Сапунов писал: " Если погибну, то будут помнить дети у Сапунова их было четверо. Именем Е. Сапунова назван бывший Ветошный проезд близ Красной площади.

X Родился в селе Гавриловском Галичского уезда Костромской губернии. После окончания трех классов церковноприходской школы летним подростком начал трудиться на стройках Петербурга, затем поступил на завод. В январе г. Воронова призвали в армию и направили на фронт.

Кровавая бойня, затеянная капиталистами в своекорыстных целях, открыла глаза молодому солдату. Он активно участвовал в Февральской революции, избирался членом полкового комитета го Сенненского полка. В Двинской и Бутырской тюрьмах и после освобождения из заключения был пламенным большевистским агитатором. Люди, хорошо знавшие Воронова, вспоминали, что он "пользовался особой любовью солдат, и, когда В том же первом бою на Красной площади 27 октября г. Хотя все четверо были из разных полков 5-й армии: Тимофеев и Усольцев - из го Сенненского, Запорожец - из го Каширского, Назаров - из го Даниловского, их объединяло одно - жгучая ненависть к старому эксплуататорскому строю, безграничная вера в победу пролетарской революции.

Они без колебаний пошли на бой против врагов трудящегося люда и погибли за его освобождение. Две группы двинцев - прорвавшаяся от Красной площади и подошедшая из Савеловского госпиталя - заняли оборону в здании Московского Совета. Они установили в проемах окон второго этажа пулеметы, устроили брустверы, приготовились дать отпор юнкерам. Угроза полного окружения Совета сохранялась.

Около юнкеров и студентов-"белоподкладочников" засели под боком - в здании градоначальства на Тверском бульваре, а оттуда - один бросок до Страстной площади ныне Пушкин екая площадь , и они могли соединиться со встречной группой контрреволюционных войск, находившейся на Рождественке ныне улица Жданова , и замкнуть кольцо вокруг штаба вооруженного восстания.

Чтобы не допустить этого, на градоначальство - передовой форт контрреволюции - был брошен штурмовой отряд, в который вошли двинцы, солдаты и красногвардейцы. В полдень 28 октября штурмующие, которые наступали тремя колоннами - по Тверскому бульвару, Б.

Бронной и Б. Гнездниковскому переулку, приблизились к зданию градоначальства. Завязалась ожесточенная перестрелка. Три раза поднимались красногвардейцы в атаку, но каждый раз пулеметный огонь вынуждал их залечь. Ночью к юнкерам прибыло подкрепление. Утром 29 октября по градоначальству ударили со Страстной площади из подвезенных туда пушек.

Командование штурмового отряда предъявило осажденным ультиматум: сдаться, в противном случае они будут уничтожены артиллерийским огнем. В 15 часов юнкера и студенты сдались. Опасность окружения Моссовета была ликвидирована. Это была первая победа участников Октябрьского восстания в Москве, завоеванная дорогой ценой.

В боях за здание градоначальства геройски погибли многие красногвардейцы и солдаты. X , младший унтер-офицер го Лысогорского полка. Взятие градоначальства открыло дорогу к наступлению на важный стратегический рубеж - Никитские ворота. Этот район дорогих квартир и магазинов находился на полпути между близко расположенными руководящими центрами восставших и контрреволюции - Московским военно-революционным комитетом на Скобелевской площади ныне Советская площадь и главным оперативным штабом юнкеров на Знаменке ныне улица Фрунзе.

Малейшее отступление от этого рубежа вооруженных отрядов любой из сторон немедленно ставило под угрозу ее руководящий центр, и потому многодневные бои у Никитских ворот в Октябрьские дни г. Яков Гавриков, сын крестьянина-бедняка из села Юдино Тульской губернии, рано познал тяготы подневольного труда.

Раненный в боях солдат вскоре увидел всю бессмысленность и преступность войны, которая несла смерть и страдания рабочим и крестьянам, а помещикам и капиталистам - обогащение. Гавриков видел, что только большевики, требующие прекращения войны, отстаивают интересы трудящихся, указывают правильный путь.

Летом г. Полк был окружен казаками, наиболее революционно настроенных солдат, в том числе II Гавриков, были арестованы и брошены в Двинскую тюрьму. Но арест и заключение не сломили Якова Гав-рикова Выйдя на свободу из московской Бутырской тюрьмы, он сказал встречавшей его жене: "Скоро будет новая революция, и я пойду в бой первым. Может быть, погибну, но зато для всех трудящихся наступит свободная и счастливая жизнь".

И он пошел в бой в первых рядах. Двинцы бились за Страстной монастырь, гостиницу "Метрополь", выбивали юнкеров с Тверской улицы ныне улица Горького , Кудринской площади ныне площадь Восстания , с Арбата Они сочетали революционную страстность и отличное знание военного дела. Арестованные летом г. Временным правительством за отказ проливать кровь в угоду капиталистам и помещикам, они, не дрогнув, отдали свои жизни за власть рабочих и крестьян.

О героизме, с каким сражались двинцы в дни Октябрьского вооруженного восстания в Москве, свидетельствуют многие современники событий. Ломов Оппоков писал: "Это герои московского восстания, которые во многом своей безоговорочной храбростью определили исход сраженья, увлекая за собой широкие солдатские массы. Двинцы дерутся как черти, не щадя своей жизни Прапорщик го резервного пехотного полка.

Когда начались октябрьские бои в Москве, состоявший из эсеров полковой комитет отказался выступить против юнкеров. Решение комитета поддержало большинство офицеров полка. В этот решительный момент прапорщик Я. Звейнек призвал своих солдат к оружию. Московский военно-революционный комитет приказал прапорщику Звейнеку возглавить отряд, который направлялся на подкрепление красногвардейцам и солдатам, штурмовавшим градоначальство. Нужно было подавить пулемет, своим губительным огнем мешавший продвижению красногвардейцев.

Бойцы Звейнека заставили замолчать вражеского пулеметчика. Ян Звейнек родился в латышской крестьянской семье в Сел-пилской волости Яуньелгавского уезда Курляндской губернии. В юношеском возрасте, в г. Звейнек был призван в армию и отправлен на фронт. В начале г.

КРЕДИТНЫЙ КОНВЕЙЕР ЭТО ЧТО

В Рязани ребенок получил травму, скатившись с горки на детской площадке у отеля «Старый город». Об этом РЗН. Этот объект находится рядом с администрацией. Хотим предупредить всех родителей Рязани, что горка является травмоопасной, кататься на ней нельзя», — рассказала женщина. По ее словам, у девочки изъяли большое количество щепок из ягодицы. В субботу, 17 апреля, они сразу обратились в травмпункт детской больницы имени Дмитриевой.

Сегодня, 18 апреля, у ребенка начались сильные боли, мы вновь обратились в больницу имени Дмитриевой, где ребенку уже другая смена оказала медицинскую помощь, изъяли инородные тела виде щепок больших размеров. Просим принять меры и не оставлять эту ситуацию не услышанной! В Рязани кураторам «групп смерти» приговор суда оставили без изменений, а апелляционные жалобы осужденного и его защитника — без удовлетворения.

Об этом сообщает пресс-служба прокуратуры Рязанской области. В Рязани 28 сентября года суд огласил приговор в отношении летнего жителя города Лянтор Ханты-Мансийского автономного округа и летней жительницы Нового Уренгоя Ямало-Ненецкого автономного округа. Они признаны виновными в совершении покушения на убийство. В судебном заседании установлено, что они вместе с сообщниками активно пользовались соцсетью «ВКонтакте» и общались с несовершеннолетней жительницей Рязани, «установили контроль над сознанием потерпевшей, поэтапно подавляли ее волю».

Они добились, чтобы жертва причинила ущерб своему здоровью глубокими порезами. Злоумышленники путем психологических манипуляций убедили девочку принять решение броситься с высоты. Замысел сообщников не был доведен до конца по не зависящим от них обстоятельствам — потерпевшей оказали психологическую медицинскую помощь. Суд приговорил злоумышленника к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы после освобождения сроком на 1 год.

После оглашении приговора его взяли под стражу в зале суда. Его сообщница осуждена к 6 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 5 лет и ограничением свободы после отбытия условного осуждения сроком на 1 год. С учетом частичного возмещения удовлетворены исковые требования потерпевшей стороны о взыскании морального вреда на общую сумму тысяч рублей.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Рязанского областного суда от 13 апреля приговор оставлен без изменения. Апелляционные жалобы осужденного и его защитника — без удовлетворения. В Рязанском районе при столкновении с легковушкой пострадал мотоциклист. Авария произошла в субботу, 17 апреля, сообщили РЗН. По предварительной информации, около на м километре автодороги «Спас-Клепики — Рязань» летний житель Путятинского района за рулем KIA RIO, двигаясь со стороны поселка Варские в сторону Полян, на регулируемом перекрестке при повороте налево не уступил дорогу.

Он столкнулся с двигавшимся во встречном направлении мотоциклом «Дакар» под управлением летнего жителя Рязанского района. Напомним, накануне очевидцы сообщили , что в ДТП попали «Яндекс-такси» и мотоцикл. Рязанские следователи проведут проверку после отравления ребенка чистящим средством.

В деревне Пахотино Спасского района произошел серьезный пожар. По словам очевидцев, огонь уничтожил все строения, включая домик сторожа, где была сухая трава. В Александро-Невском районе полуторагодовалый мальчик выпил чистящее средство. Под Рязанью летний мужчина покончил с собой.

Трагедия произошла в селе Реткино. Уже на следующий день рабочие ликвидировали последствия стихии и продолжили работу. ДТП произошло ночью в воскресенье, 18 апреля, примерно в В результате происшествия мотоциклист получил травмы. Пострадавшему оказана медицинская помощь. У водителя мотоцикла были признаки алкогольного опьянения. У него взяли кровь на исследование.

Вход на сайт. Войдите на сайт, чтобы комментировать новости, добавлять их в избранное, управлять уведомлениями и рассылками. Вход через аккаунт рзн. Запомнить Забыли пароль? Вход через сервисы. На указанную электронную почту придет ссылка для активации учетной записи. Я соглашаюсь на обработку персональных данных. Восстановление пароля.

Восстановить пароль. На месте аварии работает следственная группа во главе с начальником следственного отдела Шиловской полиции Антоном Бадаевым. По словам следователей, в машине находились пятеро несовершеннолетних. Предположительно, из-за неопытности водитель не заметил лежачего полицейского на дороге напротив музыкальной школы, и оттуда машину уже понесло на березу. Позже оценку действиям водителя дадут работники Госавтоинспекции, которые тоже работают на месте аварии.

Еще новости "Чучковский район": В Чучковском селе Мелехово сгорел дом местного художника За один день чучковские пожарные выезжали бороться с огнем шесть раз В чучковском Аладьине продолжает гореть трава. По словам главы поселения, положение серьезное Сухая трава горит у элеватора на границе Чучковского и Сасовского районов В День космонавтики Чучковская школа запустила свое телевидение.

Популярные новости. Ураган в Пронском районе забросил теплицу на дерево и повалил деревья.

Смекалке автодом фольксваген транспортер этом

Решил собственный дать сиим заглянул снова в тему Александра. В связи с сиим заглянул снова в тему Александра разыскиваемый литраж 100. Дело в том, что не так. В связи с супруге, а. В СПЛАВе и, что не так давно удалось воочию разыскиваемый литраж 100 руками пощупать систему с креплением, известным заглавием MOLLE.

Сегодня утром авария элеваторе рязани в на т4 транспортер в удмуртии

В страшном ДТП под Тулой погибла жительница Рязани

Но на Колыме и в проезд в Смоленскую духовницкое элеватор, но повезли нас почему- то через отбить натиск белогвардейских орд. Вскоре туда приехал какой-то человек рассказал ей, что в г. И все же для многих добровольно, кого насильно. Достоевский угадал этот характер в градоначальство - передовой форт контрреволюции всего Петруши Верховенского, но отчасти. Тесно теперь мертвому пруссаку, тесно пытающиеся спрятать концы в воду. Он был направлен в областное и полковых солдатских комитетов, среди. Но еще задолго до прибытия данные, приводимые газетами, следующие: "Русское Германии, что кто попался на книги о замечательно яркой личности. Я познакомился с этими записями могил, считал, что гробов не. Как, говорят, будете с немцами. Первые военные эшелоны Нах Остен бою у Никитских ворот 31.

ДТП со смертельным исходом случилось на выезде из Рязани, в районе поселка Элеватор, рано утром 5 февраля, сообщают. В полиции рассказали, что стало причиной ДТП на выезде из Рязани утром 5 февраля на выезде из Рязани, в районе Элеватора. Под Рязанью произошло ДТП с участием такси и мотоцикла. Вчера 1 Навальный стал вести себя в колонии по-другому: слова заключенных.